Форма входа

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 51

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » ВОЕННЫЙ ПСИХОЛОГ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, АТО В УКРАИНЕ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА, АТО

ИНТЕРВЬЮ С ВЕТЕРАНОМ ВОЙНЫ ВО ВЬЕТНАМЕ, ПСИХОЛОГОМ ФРЭНКОМ ПЬЮСЕЛИКОМ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ (Часть 1)

 

ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ В УКРАИНЕ (жми сюда)

 

Сегодня наша страна переживает самое ужасное время со времен независимости. События в Луганской и Донецкой области, из-за которых умирают и становятся инвалидами украинские мужчины, жены остаются вдовами, а дети - сиротами, касаются каждого жителя Украины. Война когда-то закончится, и вернутся те, кому суждено выжить, пройдя через ад боевых действий. Вот только внутри у ветеранов, в их головах война будет продолжаться, возможно, всю оставшуюся жизнь. Как помочь создать если не мир, то хотя бы долгое перемирие этим людям, которым судьба приготовила испытание войной. На эту тему Николай Вовченко и Александр Сударкин поговорили с Фрэнком Пьюселиком: доктором психологии, одним из трех со-основателей НЛП, и человеком, который знает не понаслышке, что такое война (Источник:http://vovchenko.com.ua/intervyu-s-f-pyuselikom.html). 

 Николай Вовченко. Господин Пьюселик, что необходимо знать психологу, чтобы его работа с ветеранами могла быть успешной?

 Фрэнк Пьюселик. Психолог должен знать правила поведения в нестандартных ситуациях. Я и работал с ветеранами как психолог, и сам находился в зоне боевых действий достаточно долгое время. Если человек приезжает туда на два или три дня, то у него сила симптомов может не дойти до достаточно критического уровня. Да, симптомы будут все равно, но не на том уровне. Если человек находится в бою, в зоне боевых действий, то, чтобы выжить, он следует определенным психологическим правилам. 
Правило 1. НИКАКИХ ЧУВСТВ, никаких эмоций. Если человек проявляет эмоции в бою, то его убьют. Но есть один очень странный параметр. Человек должен обострить свои ощущения, но не должен проявлять или обострять свои чувства. То есть кожа должна работать, глаза должны работать, слух должен работать, а эмоции - нет. Большинство людей, включают все на максимум, или отключают все полностью. А в бою приходиться делать это странное разделение. НИКАКИХ ЧУВСТВ.
Правило 2. ОСТАНОВКА В ХАОСЕ. Если вокруг происходит какой-то хаос или что-то, что ты не понимаешь – то нужно остановиться, замереть. Перестань двигаться и начинай воспринимать. Если ты стоишь, то имеет смысл упасть на землю, но чаще всего достаточно просто остановиться. Ты идешь, и что-то происходит не так, как всегда - остановись, замри и начинай осматриваться.
Правило 3. РЕАГИРУЙ, КОГДА ТЕБЕ УГРОЖАЮТ. Ты не анализируешь, не занимаешься оценкой, не ждешь. Если ты слышишь звук, который может по твоему мнению представлять угрозу, ты реагируешь. Именно поэтому иногда попадают под огонь дети, женщины, гражданские люди, тогда, когда они откуда-то неожиданно вышли к военным. Когда ты идешь в зоне, где проходят боевые действия, то ты стреляешь на движение. Малейшее движение, и туда летит твоя пуля. Разносишь все, что двигается. В этой ситуации некогда думать, ты просто реагируешь.
Правило 4. НИКОМУ НЕ ДОВЕРЯЙ. НИЧЕМУ НЕ ДОВЕРЯЙ. Например, люди подошли и предлагают тебе еду. А ты осматриваешься и задаешь себе вопрос: деревня выглядит нормально? Безопасно ли вокруг. А до тех пор, пока не убедился в безопасности - ничему не доверяй! И это приводит правилу 5.
Правило 5. ВСЕГДА ПЛАНИРУЙ ЗАРАНЕЕ. Где бы ты не находился, ты составляешь планы отхода. Если отсюда стреляют, я пойду туда, если оттуда, пойду сюда и т.д. Что удержит пулю, где можно спрятаться, через что можно пройти? Постоянное планирование пути отхода становится привычкой. И делает это солдат лишь по одной причине – желание выжить. Сделал шаг, соответственно, ты уже в другой ситуации, и просчитываешь уже все снова. Следующий шаг, - и снова по-новому. По сути, вся жизнь в зоне боевых действий уходит на то, что ты постоянно планируешь любое событие, и каждую секунду ты готов к любой ситуации. В голове всегда есть план, что ты будешь делать, если что-то пойдет не так.
Есть еще одна вещь, она может быть противоречива, но она работает.
Правило 6. ДОВЕРЯЙ ТОЛЬКО ПРОВЕРЕННЫМ ДРУЗЬЯМ! Если боец не может доверять друзьям, которые уже были проверены, то он просто может сойти с ума или погибнуть. Доверенный – это не тот, кто просто говорит, что все будет хорошо. Доверенный человек – это тот, кого ты видел реагирующим правильно в определенных ситуациях, и видел, что этой реакцией он спас жизни других людей или твою жизнь. Все доверие основывается только на опыте. Когда мы, будучи новичками, выходили во Вьетнаме на задание, мы никому не доверяли, и нам никто не доверял. Ты ничего не стоишь, до тех пор, пока не произойдет что-то, что даст возможность другим людям тебе доверять. Тогда несколько людей будут тебе доверять, потом понемногу к ним добавятся другие. Я доверял, может быть пятерым, в течение всего времени боевых действий. Но этим друзьям доверял полностью. Когда ты можешь кому-то доверить свою жизнь и не думать об этом дважды, то этот человек становится тем, которому ты доверяешь.
Одна из сложностей, которая происходит после войны, в том, что у ветеранов подобных отношений уже ни с кем никогда не будет. И те друзья, которые были до войны их друзьями, таковыми уже не являются. Да я его считаю другом, мы можем поздороваться, но будут ли у меня с этим человеком по-настоящему близкие отношения? Нет! С женой – нет, с матерью – нет, с отцом – нет, с друзьями – нет. Из этой группы никто не готов подставиться под пулю предназначенную мне. И это трудно, и из-за этого ветераны остаются в абсолютном одиночестве. И это значит, что ты труп. Из-за этого у них постоянные обостренные ощущения, потому что спину никто не прикрывает. И он так живет. Многие ветераны из-за этого начинают пить, потому что они пытаются хоть как-то себя отключить, убрать постоянное напряжение.
Насколько я помню, то это те основные правила, которые я называю «правилами джунглей».

Николай Вовченко. Вы только что рассказали правила, которые позволяют воину остаться живым на войне. Какие ошибки допускают психологи, не зная, или нарушая вышеперечисленные правила?

 Фрэнк Пьюселик. То, о чем я говорил – это правила, которые позволяют выжить человеку в бою. Представьте, что психолог-консультант начинает работать с человеком, живущим по этим правилам. Как могут выглядеть его ошибки? Например, психолог говорит: «Вы можете мне доверять». Ветеран подумает: «Вы что, издеваетесь надо мной?» И ветераны начинают на таких психологов смотреть как на дурачков. Они спрашивают: «Зачем вообще такое говорить? Ты ни черта не понимаешь!».
Еще одна ошибка психолога: «расскажите мне о своих чувствах?» Ответ может звучать так: «С удовольствием. Только ты предпочитаешь умереть сейчас, или после того, как мы поговорим? Ты предлагаешь мне открыть ящик «Пандоры? И ты при этом будешь сидеть передо мной? Ты не тот человек, который для меня - доверенный друг…» Поэтому ветераны и не открываются. А консультанты говорят: «Давай, давай поговорим…» Далее, психолог начинает настаивать, давить. Что происходит, когда ты начинаешь давить бойца? Он замирает. Если он замер, и ты сделаешь к нему один шаг, то какое правило сработает? И ветераны отправляли в нокаут консультантов очень часто (смеется). А после этого ветеран остается виноват, ветерана считают сумасшедшим. А во всем виноват консультант, потому что он не понимает правил, по которым живет ветеран, нарушает эти правила, пугает его, делает глупейшие замечания. И ветеран думает: «Вот этот человек мне хочет помочь?»

Александр Сударкин. Как лучше всего строить беседу с ветераном? Есть ли какие-то общие правила или рекомендации?

 Фрэнк Пьюселик. Если ты хочешь, чтобы ветеран открылся в своих чувствах, попроси его сначала рассказать о том, что было веселого там, в зоне боевых действий. Как он веселился с друзьями? Что тогда было? Пускай он расскажет, как друг расстрелял его котелок с супом, или пристрелил надувной матрас (смеется). Они могут про эти вещи рассказать. Вот тут можно и посмеяться с ними. Когда они будут рассказывать про эти ситуации, у них будут начинать выходить другие чувства. Если ты умный, ты можешь сказать: «Ладно, ладно». И они снова уйдут в себя. На время.
Можно на следующей сессии спросить: «Расскажите мне больше о чем-то веселом!»
Через 4, 5, 6 сессий, когда ветераны будут рассказывать о хорошем, они смогут немного «приоткрыть дверь», и рассказать чуть-чуть о том, что было не настолько весело.

Александр Сударкин. Что в этот момент делать консультанту? 

 Фрэнк Пьюселик. Замирать. Замирать и слушать пока человек говорит об этих вещах. Потому что консультант может придвинуться и слушать, может голову отвернуть. Поэтому, когда человек рассказывает об таком, сиди и просто слушай. Калибровка пассив-позитив (термин из НЛП, означающий спокойное состояние), никакого движения, никакого движения навстречу ветерану, даже когда он завершит. Можно ответить ему так: «Спасибо. Ты можешь уйти в себя, если хочешь. Спасибо. Я признателен тебе. Для меня честь, что ты рассказал мне немного об этом. Спасибо. А теперь давай поговорим о чем-то еще». Весь процесс работы, напоминает движение челнока. Туда–сюда, туда-сюда. Вышел-зашел, вышел-зашел. И все равно нужно следовать правилам. Начинать всегда только с хорошего, а ветеран сам решит, когда рассказать о плохом. 

Николай Вовченко. Как может разворачиваться работа дальше?

Фрэнк Пьюселик. После 5, 7, 10 сессий вы можете сказать: «Готовы ли вы мне немного больше рассказать о вот таком негативном опыте?» Идея очень проста. Как только открывается дверь для негативного опыта и человек готов это выпустить, чаще всего идет за этим следующее - «вина выжившего». Вопросы звучат по типу: «что мне делать с этим ужасом? Эта боль будет во мне навсегда? Что мне с этим делать дальше? Почему они, а не я?» 
Очень часто психологи говорят следующую фразу: «я помогу тебе с этим справиться, я помогу тебе с этим пройти». Нельзя с этим пройти, нельзя с этим справиться, нельзя через это пройти. Как можно пройти через тот факт, что твоего друга разорвало у тебя на глазах? Ветеран думает: «Ты мне будешь говорить, что мне нужно это просто забыть?»
Наоборот, в данном случае будут работать такие вопросы: «Что ты с этим будешь делать дальше? Как ты можешь это трансформировать? Чем позитивным это может для тебя стать?» Очень важно, чтобы ветеран ответил, чем это может для него стать. Потому что, для ветерана психолог – это человек, который ничего не понимает в войне, и лезет со своими глупыми вопросами. Например, «а чему хорошему вы можете научиться из того, что вашего друга убило?»
Нет. Трансформация должна происходить от ветерана, она должна идти понемногу. Потому что, когда начинается этот процесс, у ветерана нет вообще никакого представления о том, что там есть хоть что-то, что может стать позитивным. Поэтому, если есть «Вина выжившего», проходишь через это. Ваша задача - сделать так, чтобы ветеран сам нашел свой способ трансформации.

К сожалению, на этом этапе разговора, время, отведенное для встречи, вышло. Мы благодарим господина Пьюселика за то, что он поделился важной информацией и своим опытом. Надеемся, что общие принципы в такой специфической работе будут полезны всем специалистам, которые собираются или уже работают в этом направлении.

 

ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА УЧАСТНИКАМ АТО В УКРАИНЕ (жми сюда)
 

 

Категория: ВОЕННЫЙ ПСИХОЛОГ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, АТО В УКРАИНЕ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА, АТО | Добавил: Владимир (15.02.2015)
Просмотров: 602 | Рейтинг: 0.0/0