Форма входа

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 50

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » ВОЕННЫЙ ПСИХОЛОГ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, АТО В УКРАИНЕ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА, АТО

ДНЕПРОПЕТРОВСК. ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА ПСИХОТЕРАПЕВТА В СОЦИАЛЬНО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ВОССТАНОВЛЕНИИ УЧАСТНИКОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, ПОЛУЧИВШИХ РАНЕНИЕ
 
 

ХОРОШИЙ ПСИХОЛОГ ПСИХОТЕРАПЕВТ ДНЕПРОПЕТРОВСК БЕСПЛАТНО

 

Проблемы социально-психологической адаптации и помощи психолога психотерапевта в Днепропетровске, участников АТО и боевых действий в Украине давно привлекают внимание исследователей. Боевая психическая травма и её последствия, которые выражаются в феномене посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), являются одним из главных внутренних барьеров на пути социальной адаптации ветеранов в гражданском обществе. Возвращение к мирной жизни в Днепропетровске, участников вооруженных конфликтов сопровождаются новыми стрессами, связанными с трудностями приспособления к мирной жизни, непониманием, осуждением, сложностями в общении и профессиональном самоопределении. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования, в которых оценивались показатели уровня социально-психологической адаптированности ветеранов войн во Вьетнаме, Афганистане, АТО в Украине других локальных конфликтах.

Например, показатели самоубийств среди участников вьетнамской войны к 1975 году в два раза превысили число погибших в самой войне. Уровень разводов среди них составляет около 90%, вероятность оказаться безработным в 5 раз больше по сравнению с другими гражданами,   попали в тюрьму или были арестованы 50%. Аналогичные показатели отмечены на отечественных выборках ветеранов: около 8% «афганцев» - безработные, 27% - пенсионеры, которые имеют лишь случайные приработки, при этом, 60% ветеранов находятся в наиболее трудоспособном возрасте от 31 до 40 лет.

Необходимо отметить, что психологами в Днепропетровске основная часть исследований проблемы послевоенной адаптации ветеранов вооруженных конфликтов проводилась на контингенте лиц, не имевших сколько-нибудь серьезных ранений. Есть все основания предполагать, что получение ранения в ходе боевых действий является дополнительным фактором, затрудняющим социально-психологическую адаптацию военнослужащих. Отмечено, что симптоматика ПТСР среди раненых и калек значительно выше (до 42%), чем среди физически здоровых ветеранов. Особыми трудностями, связанными с трудоустройством и получением пенсий и льгот, осложняется интеграция в социум ветеранов-инвалидов.

Как было установлено, на уровень социально-психологической адаптированности и интегрированности в обществе ветеранов современных локальных вооруженных конфликтов оказывают влияние три основных группы факторов. Это последствия травматического стресса боевой обстановки, такие как ПТСР, личностные изменения, расстройства поведения. Вторая группа факторов обусловлена состоянием здоровья участников боевых действий, т.к. ранения и травмы различной степени тяжести затрудняют функционирование ветерана в обществе, накладывают отпечаток на самосознание ветерана, вызывают различные психические изменения, часто депрессивного характера. К третьей группе относятся факторы, обусловленные макросоциальными процессами и влиянием как непосредственного социального окружения ветерана на процесс его социально-психологической адаптации, так и политики государства в целом  по отношению к участникам конкретного локального конфликта.

С целью оценки особенностей социально-психологической адаптации военнослужащих, получивших тяжелые ранения в ходе ведения боевых действий в Чеченской республике в 1994-1996 годах, было проведено специальное исследование.

Материалы и методы. Для решения поставленной задачи была составлена анкета, которая рассылалась раненым, проходившим курс реабилитационного лечения в 6-м Центральном военном клиническом госпитале. Исследование проводилось весной 2001 года. Содержание анкеты охватывало широкий круг вопросов качества жизни (брака и семьи, образования, профессиональной деятельности, материального положения, состояния психического и физического здоровья, обращаемости за медицинской помощью, социального обеспечения, отношения к будущему и др.). По структуре проведенный нами опрос был линейным (респондент последовательно переходил от одного вопроса к другому), групповым, заочным (анкеты рассылались по почте) и персонифицированным. Анкета содержала три смысловых блока. В один входили вопросы, направленные на установление признаков посттравматического стрессового расстройства. Другой блок включал вопросы, выясняющие состояние физического здоровья ветеранов, уровень медицинского обслуживания и т.д. Третий блок освещал особенности социально-экономического, профессионального, образовательного статуса ветеранов, их отношение к своему будущему. Среди показателей, отражающих уровень социально-психологической адаптации человека, в представленной работе основное внимание уделялось суицидальному поведению, уровню потребления алкоголя и наркотиков, характеру трудовой активности и занятости.

Результаты и обсуждение. Из 131 разосланной анкеты были заполнены и возвращены 76. Учитывая тот факт, что в 11 случаях адресаты сменили место жительства, процент возврата корреспонденции (66,4 %) можно считать вполне приемлемым для содержательного анализа.

Средний возраст опрошенных 26 лет (от 23 до 41 года).    Военнослужащие по призыву (рядовые и сержанты) составили 76%; военнослужащие по контракту 24%; в том числе, рядовые, сержанты и прапорщики 10%, младшие офицеры 12%, старшие офицеры 2%. Средняя продолжительность службы в условиях боевых действий к моменту получения ранения составила 2 месяца. Перед участием в боевых действиях 73% военнослужащих по призыву прошли предварительную подготовку в условиях учебных центров и принимали участие в боевых действиях по полученной военной специальности; 27% не получили предварительной подготовки. 20% военнослужащих по контракту имели опыт ведения боевых действий в Афганистане, Абхазии, Приднестровье.

Как было установлено, 83% военнослужащих проживают в сельской местности или населенных пунктах численностью до 100 тыс. человек.  Этот фактор обусловливает дополнительные трудности социально-психологической адаптации, так как в настоящее время трудоустройство и медицинское обслуживание, имеющее огромное значение для ветеранов с последствиями тяжелых ранений и ампутациями, в сельской местности и небольших городах чрезвычайно затруднено. В анкетах многие ветераны указывают на крайне неудовлетворительное медицинское обслуживание по месту жительства, на факты бесчеловечного отношения к ним медицинских работников, которые снимают инвалидность с нетрудоспособных людей, лишая их пенсии, которая является для них едва ли не единственным источником существования.

Три человека, как мы узнали из писем родственников, покончили с собой (один в 1999 году, двое - в 2000), один отбывает наказание в местах лишения свободы. Один офицер, прошедший реабилитацию после ранения в 1995 году, погиб в августе 1996 года в боях за Грозный. Ветераны, покончившие жизнь самоубийством, составили 3,9 % от общего  числа обследованных. Для сравнения - количество самоубийств в России в последние годы составляет 32 человека на 100 тыс. жителей  в год (0,032 %) (9). Т.е. среди ветеранов этот показатель на два порядка выше. По статистическим данным, на один завершенный суицид приходится 8 – 10 попыток (парасуициды). В нашей выборке этот показатель составил 17 % опрошенных. Из писем родственников можно заключить, что толчком к совершению суицидов и попыток суицидов становятся, главным образом, тяжелейшие материальные условия жизни ветеранов. Суицидальные мысли возникали еще у 30% респондентов.  Оценивая характеристики суицидального поведения, необходимо учитывать, что, по мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 25 случаев завершенных самоубийств в год на 100 тысяч человек является критической планкой, свидетельствующей о социальном неблагополучии общества. Среди обследованной нами группы ветеранов процент завершенных суицидов и суицидальных попыток значительно превышает даже очень высокий общероссийский уровень и является одним из ведущих показателей наличия у них социально-психологической дезадаптации.

Другой важный показатель адаптированности человека – уровень потребления алкоголя и наркотиков. Из 76 респондентов 59 (77,6 %) ответили, что употребляют крепкие спиртные напитки чаще, чем один раз в неделю. Запои бывают у 23,6 %  опрошенных и  32,9 % отмечают наличие похмельного синдрома. Агрессивное поведение в состоянии опьянения подтвердили 57,9 % из числа опрошенных.  21,1 % из числа опрошенных заявили, что хотя бы раз в истекшем году принимали наркотические препараты. У 2 из них такой эпизод был единичным. Один ветеран проходил курс лечения от наркотической зависимости. По данным НИИ Наркологии Минздрава РФ, число зарегистрированных взрослых больных наркоманиями составило в 1999 году 141 человек на 100 тысяч населения (0,14 %). По тем же данным для оценки реальной заболеваемости наркоманиями необходимо число больных, взятых на учет, увеличить в 8-10 раз. Мы не можем достоверно точно судить о конкретных показателях заболеваемости наркоманиями у исследуемого контингента, но представленные в нашем исследовании данные, без сомнения, превышают среднестатистические показатели.

Важнейший показатель социально-психологической адаптации - уровень трудовой активности. Всего среди опрошенных работают 48%. 86%  работающих ветеранов имеют рабочие специальности, занимаются физическим или ручным трудом низкой квалификации, а также сельскохозяйственным трудом. Причиной отсутствия работы  38% называют инвалидность. Подавляющее большинство неработающих высказывало желание найти подходящую работу. Источником дохода для 37% ветеранов является пенсия, 10%   живут на пенсию и работают, 8% находятся на иждивении семьи и не получают пенсий и льгот. Доходы у  65% в 1999 году не достигали 900 рублей в месяц на одного человека в семье. По данным Госкомстата, прожиточный минимум по итогам 1999 года составил 908 рублей в месяц на одного человека. Таким образом, больше половины респондентов живут за чертой бедности.

13% опрошенных не имеют законченного среднего образования. Среднее образование имеют 15% респондентов. 62% получили среднее специальное или среднее техническое образование, 12% имеют высшее или незаконченное высшее образование (практически все – офицеры). Продолжить образование после службы в армии удалось 26% респондентов.

 По прошествии 5-6 лет после пребывания в условиях боевой обстановки у большинства ветеранов отмечаются хотя бы отдельные симптомы, входящие в критерии ПТСР и свидетельствующие о наличии психологического и социально-психологического неблагополучия.  К числу наиболее частых из них относятся: ухудшение памяти (62%), бессонница (чаще, чем 1 раз в неделю – у 48 % респондентов), ночные кошмары (46%), тревога (21 %), немотивированная враждебность по отношению к окружающим (22%) и разного рода фобии (12%).

 На основе всех выше перечисленных данных, с целью выявления предрасполагающих факторов социально-психологической дезадаптации ветеранов локальных военных конфликтов, из числа принявших участие в опросе ветеранов было выделено две подгруппы. В первую подгруппу (30 человек) были включены лица с достаточным уровнем социально-психологической адаптации, сумевшие адаптироваться к правилам и нормам жизни гражданского общества, найти адекватную своему состоянию здоровья виды деятельности, имеющие семью, достаточно широкий круг общения, не имеющие признаков алкогольной и наркотической зависимости, суицидальных попыток, серьезных правонарушений.  Практически все они более или менее удовлетворены своей жизнью, что может являться свидетельством приемлемого уровня качества жизни.

Вторую подгруппу (46 человек) составили ветераны с признаками социальной дезадаптации, к которым мы отнесли: суицидальные попытки, признаки алкогольной и наркотической зависимости, наличие серьезных правонарушений, общую неудовлетворенность своим существованием и отсутствие осмысленных жизненных перспектив. Сравнение двух групп исследуемого контингента позволило выявить факторы, которые во многом определяют успешность социальной адаптации.  Можно сказать, что вероятность успешной адаптации выше у жителей городов, имеющих доход свыше 1000 рублей в месяц и более высокий уровень образования. Тяжелое  ранение существенно снижает шансы успешной  адаптации. Интересно отметить, что, например, ампутации конечностей не являются препятствием для успешной адаптации, но раненые,  имеющие косметический дефект, в гражданской жизни имеют очень серьёзные проблемы.

Таким образом, ветераны локальных вооруженных конфликтов, получившие в ходе боевых действий серьезные ранения,  являются группой в Днепропетровске, неблагополучной в социально-психологическом и экономическом отношении. Прогноз качества жизни ветеранов-инвалидов в отдаленном периоде весьма неутешителен. Эта группа населения характеризуется более высоким уровнем различных отклонений, таких как алкогольная и наркотическая зависимость, правонарушения, суицидальное поведение. При этом уровень социальной защищенности и материального благополучия этой категории граждан ниже среднестатистического. 

Изучение вопроса послевоенной адаптации и реабилитации инвалидов локальных военных конфликтов в СНГ приводит к необходимости сравнения положения дел у нас и в других постоянно воюющих странах, например, США. Появление к середине 70-ых годов 20 века огромного количества социальных проблем, связанных с послевоенной адаптацией ветеранов войны во Вьетнаме, заставило американское общество предпринять решительные шаги по созданию целой системы помощи участникам войны. Возглавило эту систему специально созданное правительственное учреждение - Администрация по делам ветеранов, которое стало координатором многочисленных научно-исследовательских, медицинских и социальных программ содействия послевоенной адаптации вчерашних солдат. Интересно отметить, что в фокусе внимания специалистов (медиков, психологов, социальных работников) вплоть до 90-ых годов находились даже вьетнамские ветераны, которые переехали на жительство в Новую Зеландию (всего около тысячи человек).

В Украине и в частности в Днепропетровске, неполная правовая неурегулированность и нерешенность многих вопросов, связанных с дальнейшей судьбой участников боевых действий и АТО, получивших ранения, является одним из главных  факторов, обусловливающих развитие различных форм  дезадаптивного поведения.

ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА ПСИХОТЕРАПЕВТА ПОЛУЧИВШИМ РАНЕНИЯ УЧАСТНИКАМ АТО В УКРАИНЕ (жми сюда)
 

Категория: ВОЕННЫЙ ПСИХОЛОГ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, АТО В УКРАИНЕ, ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА, АТО | Добавил: Владимир (09.07.2014)
Просмотров: 1157 | Рейтинг: 0.0/0