Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 51

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
 

 


СКОРАЯ ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА - ПАТРИОТАМ УКРАИНЫ
УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, ВОЙНЫ, АТО

 

«Иногда человеку кажется,
что война не оставляет на нем неизгладимых следов,
но если он действительно человек,
то это ему только кажется...».

Константин Симонов

Любая война оказывает мощное воздействие на сознание и психику участников боевых действий, подвергая их серьезным качественным изменениям, которые могут колебаться от ярко выраженных форм до внешне малозаметных, скрытых, как бы «отложенных» во времени реакций. На данное обстоятельство обращали внимание не только военные психологи и психотерапевты, но и писатели, в том числе имевшие собственный боевой опыт.

ПСИХОЛОГ ПОМОЩЬ УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ (жми сюда)

Для абсолютного большинства участников боевых действий АТО, их участие в войне в Украине до конца жизни остается главным событием всей биографии. И очень часто именно война заставляла взяться за перо людей, которые раньше даже не помышляли об этом. Во многом это было вызвано посттравматическим синдромом, следствием которого является, с одной стороны, потребность снова «погрузиться» в прошлое, в военную обстановку; с другой, - чувство вины оставшегося в живых перед погибшими товарищами; с третьей, - необходимость «выговориться», выплеснув свою не утихающую боль вовне и одновременно донести свою личную правду о войне до других. Эта мотивация, вероятно, является основной для большинства писателей - непосредственных участников боевых действий. Для них литературное творчество оказывается своеобразной формой психотерапии, инструментом «психологической реабилитации», позволяющим решить целый ряд проблем, вызванных посттравматическим синдромом (актуализировать, пережить вновь воспоминания о войне; выступить в роли творца, переигрывающего и переписывающего заново драматические ситуации личной судьбы, которые нельзя было изменить в реальности; компенсировать чувство вины перед памятью павших, подарив им новую жизнь и обессмертив их в своих произведениях, и т.д.).

При этом само отношение к войне может быть очень разным.

Есть тенденция которая тесно связана с самым знаменитым литературным образом ХХ века – «потерянным поколением». Раскрывает это понятие роман Ремарка - с символическим названием «Возвращение», где с почти медицинской точностью описаны симптомы, признаки и проявления посттравматического синдрома у вернувшихся с войны фронтовиков. Так, один из персонажей романа сходит с ума от ужасов пережитого; второй убивает своего соперника, с которым ему изменила любимая девушка; третий, узнав, что заразился на фронте сифилисом, кончает с собой; четвертый тайком пересекает границу, чтобы побывать на местах боев, и, окунувшись в прошлое, тоже кончает жизнь самоубийством; пятый погибает во время уличной демонстрации, оказав сопротивление полиции; шестого мучают воспоминания, военные сны, призраки погибших товарищей; а всех вместе - одиночество, страх перед будущим, непонимание и равнодушие окружающих. Чувствуя себя изгоями, герои Ремарка отчаянно держатся друг за друга и всегда готовы встать на защиту брата-фронтовика, готовы к конфликту с властями, с «тыловыми крысами», со всем враждебно настроенным миром, в который никак не могут вписаться. «Мы все еще солдаты, хотя и не осознали это», - размышляет один из них. «...Мы больны. Война еще слишком глубоко сидит в нас» - говорит другой. Кульминация романа - суд над убийцей, бывшим фронтовиком. В лице прокурора его обвиняет общество, сначала пославшее мальчишку на войну, где он научился убивать, а затем отторгнувшее его. В защиту обвиняемого выступают боевые товарищи, в свою очередь, обвиняя само общество, сделавшее их такими.

Горькое восприятие первых послевоенных лет, точно соответствующее мироощущению «потерянного поколения», с армейской прямотой выразил поэт-фронтовик Борис Слуцкий:

«Когда мы вернулись c войны,
я понял, что мы не нужны.
Захлебываясь от ностальгии,
от несовершенной вины,
я понял: иные, другие,
совсем не такие нужны.
Господствовала прямота,
и вскользь сообщалось людям,
что заняты ваши места
и освобождать их не будем»

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ УЧАСТНИКАМ АТО (жми сюда)

 «Мы тогда не говорили о «потерянном поколении», полагая, что у нас, его и быть не может, но оно, увы, было и будет всегда после всех войн, даже «малых», что стало очевидным сегодня, после Афгана, - писал Вячеслав Кондратьев в 1990 г. - Так же, как и герои Олдингтона и Ремарка, мы почувствовали себя ненужными, ущербными, особенно инвалиды, получившие нищенские пенсии, на которые невозможно было прожить... Послевоенное время принесло в нашу жизнь не только сложности, но и разочарования... Все на что-то надеялись, но этим надеждам не суждено было сбыться. Мне не нужно напрягать память, чтобы вспомнить, сколько из моих товарищей и просто знакомых спились после войны и сколько покончили жизнь самоубийством... А у скольких не удалась, не сложилась жизнь. Поистине -  «потерянное поколение». Я имею в виду, конечно, тех, кто воевал по-настоящему, на переднем крае, а не в штабах в прифронтовой дали...»

Острое ощущение «потерянности» испытывали и продолжают испытывать участники других войн, в том числе Афганской и Чеченской, что нередко проявляется и в литературной форме.

*  *  *

Итак, что же такое «потерянное поколение»?

Военный опыт настолько меняет личность человека, что по возвращении в мирную жизнь он уже не может стать прежним и оказывается в состоянии конфликта с остальным обществом, которое его не понимает и не принимает. При этом часто происходит разочарование в тех ценностях, за которые человек воевал, потому что сама ценностная шкала и «система приоритетов у него и послевоенного общества не совпадают.

В реальной жизни «потерянное поколение» является сугубо социально-психологическим феноменом и обозначает, во-первых, болезненную реакцию человеческой психики на травмирующие явления войны, как правило, проявляющуюся отсроченно, уже в мирной обстановке, и имеющую долговременный характер; во-вторых, социальную дезадаптированность участников войны при их возвращении в мирную жизнь, имеющую следствием целый комплекс социально-психоло­гических явлений. Среди них:

1) ностальгия по фронтовому прошлому, желание мысленно возвращаться в него, воспроизводя комплекс прежних чувств и переживаний;

2) повышенная склонность к риску, в том числе нередкое стремление реально воспроизвести экстремальные условия войны или близкие к ним опасные ситуации в мирной жизни (тяготение к опасным профессиям, стремление к участию в других вооруженных конфликтах и т.п.);

3) ощущение себя отделенными или даже отверженными от окружающей среды, в той или иной форме и степени отторгающей фронтовиков как нечто чужеродное, вызывающее дисбаланс, неприятие и даже страх;

4) и в то же время чувство фронтового братства, некой общности между участниками не только одной, но даже разных войн - в противовес всем остальным.

Феномен «потерянного поколения» порождается преимущественно несправедливыми войнами за «непонятное» дело, которые не принимаются обществом, и еще в большей степени проигранными войнами, когда чувство национального унижения вызывает к жизни комплекс вины или синдром реванша. Однако проявление этого феномена имеет место и после победоносных и справедливых войн. При этом особенно важным, чаще всего решающим, является отношение самого общества к ветеранам после их возвращения с войны, причем как в государственно-институционализированных формах (наличие или отсутствие специальных программ поддержки и адаптации ветеранов к мирной жизни, системы социального обеспечения и т.п.), так и отношение к ним в быту, на уровне «психологии обывателей», в котором восприятие фронтовиков может колебаться от «героев» до «преступников» и «злодеев». Обычно героический образ в массовом сознании удерживается недолго, и для его сохранения необходима целая система целенаправленных мер по поддержанию «исторической памяти», тогда как «неудобство» военных ветеранов для мирного социального окружения проявляется очень быстро, и может вылиться по отношению к ним в нетерпимость, проявляющуюся, в том числе и в социальных формах (ущемление в различных сферах жизни: прием на работу, предоставление положенных по закону льгот, и т.д.). В случае осознания обществом несправедливого характера войны и, тем более, поражения в ней, вину за это оно, как правило, перекладывает на ветеранов, и степень негативного отношения к ним возрастает многократно. Сравним, к примеру, две казенных фразы, которыми отмахивались от нужд ветеранов бюрократические структуры после Великой Отечественной и Афганской войн. В первом случае говорилось: «Ну и что, что ты воевал? Все воевали!», а во втором: «Я тебя туда не посылал!»  При этом первая формулировка представляет собой попытку самому «примазаться» к участию во всенародной и победоносной войне и в то же время принизить роль в ней собеседника, а вторая ясно выражает желание «откреститься» от войны непопулярной, выставив при этом ее участника виноватой стороной.

Из каждой войны общество выходит по-разному. Это зависит и от отношения общества к самой войне, которое, как правило, переносится на ее участников, и от приобретенного фронтовиками опыта, определяемого спецификой вооруженного конфликта. При этом экстремальные условия войны накладывает отпечаток на сознание и, соответственно, поведение людей, принимавших непосредственное участие в АТО, в боевых действиях в Украине, на всю их последующую жизнь. И среди этих людей всегда неизбежно найдутся те, кого можно отнести к «потерянному поколению» и кто сам ощущает свою принадлежность к нему.

ХОРОШИЙ ПСИХОЛОГ. ПОМОЩЬ РАНЕНЫМ В АТО И В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В УКРАИНЕ (жми сюда)